Дикие лошади Европы. Часть первая

Мамонтовая фауна

Табун бегущих лошадей — топот копыт, мелькающие ноги, развевающиеся на ветру гривы — символ мощи, неукротимости, свободы. Правда, увидеть такую картину сейчас мало кому удается. А вот раньше…

В позднем плейстоцене (126–12 тыс. лет назад) значительная территория Евразии была покрыта перигляциальными степями, которые представляли нечто переходное между известными нам сейчас степями и тундрой. Существовала на этих просторах так называемая мамонтовая фауна, в которой дикие лошади были многочисленными и разными.

О том, как они выглядели, дают представление облик лошади Пржевальского и мумии плейстоценовых лошадей, которые периодически вытаивают из вечной мерзлоты Якутии и Чукотки. Это были невысокие, плотного телосложения животные с однотонной мастью и стоячей гривой.

Климат менялся, представители мамонтовой фауны вымирали, первобытные люди активно охотились на крупных животных, в том числе и лошадей. Дожили до исторического времени, видимо, три-четыре вида: тарпан (с лесной и степной формами), ленская лошадь и лошадь Пржевальского. Судьба каждого из них достойна отдельного рассказа, но если коротко, то антропогенный пресс оказал на них всех самое неблагоприятное воздействие.

Ареал ленской лошади в постледниковое время оказался мозаичным, что на фоне продолжающегося изменения климата и возрастающей охотничьей активности человека, видимо, послужило причиной ее вымирания около 4 тыс. лет назад.

Дикие лошади Европы. Часть первая

Тарпан продержался дольше: последние животные были истреблены в Восточной Европе в XIX веке.

Лошадям Пржевальского «повезло» больше. Вид оказался вытесненным в труднодоступные пустынные районы Центральной Азии и стал известен науке только в конце XIX века, но под натиском цивилизации через 70–80 лет и он из природы исчез. Одно из последних исследований, правда, заронило зерно сомнения в том, что лошадь Пржевальского была настоящей дикой лошадью, но об этом чуть позже.

Из оставшихся в зоопарках особей этого вида его численность была постепенно восстановлена до того уровня, когда стало возможным вернуть его в природу. Сейчас обитающих на свободе лошадей Пржевальского можно увидеть в природных резерватах Монголии, Китая, Казахстана, Белоруссии. А через некоторое время их природная популяция появится в оренбургских степях России, работы по ее восстановлению уже начаты.

Восстановление диких лошадей в Европе

По происхождению лошади не являются автохтонными животными для Евразии. Предки современных лошадей появились на территории современной Северной Америки и уже оттуда расселились в Старый Свет. Ископаемые лошади сформировались 55–48 млн лет назад на западе Северной Америки. Самым интересным является то, что в Северной Америке, на своей по сути родине, представители эволюционной ветви лошадей вымирали дважды.

Последнее вымирание произошло в конце плейстоцена около 15–12 тыс. лет после последнего оледенения на волне вымирания представителей мегафауны. Вновь лошади в Северной Америке появились уже благодаря человеку. В Евразии предки современных лошадей хорошо прижились и максимально распространились. В последнюю геологическую эпоху лошади стали одной из ключевых групп крупных травоядных на просторах Евразии, населяя бескрайние просторы этого материка в виде различных видов.

Развитие человеческой цивилизации плотно переплетено с лошадьми. Сначала эти животные играли роль добычи при охоте, затем они стали одомашниваться (5000–6000 лет назад на территории Средней Азии). Первоначально животные использовались как убойные, затем стали применяться на охоте и войне и лишь затем как рабочие.

широкопалая лошадь (Equuslatipes), уральская лошадь (E. uralensis), лошадь Пржевальского (E. przewalskii), тарпан (E. gmelini), европейский плейстоценовый осел (E.
hydruntinus), кулан (E. hemionus). Также большинство исследователей древней фауны относили останки ископаемых лошадей к «каббалоидным» лошадям, или Equussp., без разделения их на виды.

К мезолиту в Европе сохраняются уже только тарпаны, а в степях Восточной Европы – куланы, где они просуществовали до середины Средневековья. Тарпанов разделяли на степного (Equusgmelini) и лесного (Equusgmelinisilvaticus). Эти виды, а скорее подвиды, были близкими друг к другу и по сути различались лишь местообитаниями.

Степной подвид населял степи Восточной Европы, а лесной подвид, соответственно, лесную часть Европы. Хотя признать лесного тарпана чисто лесным видом нельзя, поскольку лошади все же являются типичными представителями открытых и полуоткрытых пространств. Поэтому лесной тарпан, по всей видимости, населял открытые ландшафты лесной части Европы, а леса стали его последним пристанищем по причине постоянного преследования со стороны человека.

Постепенно в Европе и тарпаны из многочисленных крупных диких травоядных стали превращаться в редких животных. Со временем их ареал из сплошного превратился в разорванный и очаговый. Как степной, так и лесной тарпаны смогли дожить до середины XIX века, но это уже были единичные животные. Свою экологическую роль дикие лошади утратили на несколько столетий раньше.

Сложно поверить, что последние дикие лошади были действительно дикими. Поскольку к этому моменту домашние лошади активно разводились в Европе, исключить факты скрещивания между дикими и домашними лошадьми было невозможно. Интересен тот факт, что конница князя Витовта в XV веке использовала объезженных диких лошадей, отловленных в лесах.

Особенно активно эти лошади отлавливались перед Грюнвальдской битвой, в том числе и на территории современной Беловежской пущи. И если данные лошади не имели преимущества в боях против рослых и сильных лошадей рыцарей Тевтонского ордена, то они явно имели преимущества в походах, поскольку сами себе находили пропитание и не требовали большого количества фуража. Также им приписывались такие ценные качества как чуткость и смелость, присущие именно диким животным.

В исторических источниках указывается, что дикая лошадь была весьма обычным видом вплоть до XV века. Основными причинами преследования диких лошадей являлось то, что дикие жеребцы активно отбивали и уводили домашних кобыл, а также лошади наносили значительные потравы сельскохозяйственным посевам. Уничтожение диких лошадей в Европе имело планомерный характер. При многих европейских городах держались специальные команды, которые занимались отстрелом диких лошадей, разорявших поля.

Правда, надо отдать должное, уже в XVI веке предпринимались попытки охраны диких лошадей. В Статуте Великого княжества Литовского содержались нормы, которые предусматривали наказание за добычу диких лошадей. Но скорее всего эти нормы остались лишь на бумаге. Наиболее долго дикие лошади сохранялись лишь в Восточной Европе, обладавшей крупными лесными массивами, куда и были загнаны последние крупные травоядные Европы (зубры, туры и тарпаны).

Восстановление диких лошадей в Европе началось в первой половине XX века. Изначально данная работа велась с целью восстановления видов или же форм, напоминающих вымершие виды. В 30-х годах ХХ века в Польше Т. Ветулани собрал у крестьян наиболее тарпаноподобных лошадей и организовал питомник в Беловежской пуще.

Параллельно в Германии над восстановлением тарпана работали братья Лутц и Гейнц Хек. Им также удалось получить тарпановидную лошадь. Но в период войны часть этих лошадей, содержащихся в Берлинском зоопарке, полностью погибла, а лошади, содержавшиеся в Мюнхенском зоопарке, сохранились. Позже эти лошади, а также польские коники и дали основу современному стаду коников, разводимых в Европе.

В различных частях Европы также имелись примитивные породы домашних лошадей, которые содержались в полудиких условиях и в отдельных случаях позиционировались как лошади, берущие свое начало от диких лошадей конца плейстоцена – начала голоцена (лошадей ледникового периода). Однако современные генетические исследования это не подтвердили, хотя и показали, что ряд пород имеет достаточно близкое родство с европейскими дикими лошадьми – тарпанами.

Схема восстановления диких лошадей в Европе

Попытка восстановления тарпановидной лошади также была сделана и в Беларуси. По сообщению С.В. Шостака и И.Ф. Василюка, в 1976 году в пуще сохранялось 16 тарпанов, в составе которых, помимо пяти взрослых кобыл и трех жеребцов, находилось пять жеребят того же года рождения. Содержание тарпанов осуществлялось в двух загонах бывшего зубропитомника площадью 12 и 25 га.

Восстанавливать диких лошадей как элемент биогеоценозов стали только с конца ХХ века. Именно в это время начинают экспериментировать с выпуском стад полудиких лошадей в естественные угодья с целью поддержания мозаичных ландшафтов. Как раз в этот период был проведен эксперимент по вселению лошади Пржевальского в зоне аварии Чернобыльской атомной станции.

В настоящее время в основе ревайлдинга лошадей в Европе, или так называемого повторного одичания, лежит порода домашних лошадей коник, которая в основном и расселяется на специально подобранные территории. Но во многих местах разводят и местные примитивные породы лошадей, как, например, выше упомянутые эксмурский пони на вересковых пустошахЭксмура в графствах Девон и Соммерсет на юго-западе Англии или камарга на Средиземноморском побережье Франции в дельте реки Роны.

Путем селекции удалось приблизить фенотип лошадей породы коник к исчезнувшему подвиду – лесному тарпану. Здесь необходимо отметить, что внешний облик диких лошадей значительно разнится от общепринятого представления о лошадях. Красивые, стройные, подтянутые лошади на тонких и длинных ногах являются порождением направленной человеческой селекции, и эти признаки мало пригодны для обитания в дикой природе.

Внешний облик дикой лошади для простого обывателя покажется «некрасивым». Они обладали крупной головой с мощными челюстями, оленевидной (прогнутой) шеей, коротким и массивным телом, а также относительно короткими ногами и прочными копытами. Все это было очень важно для выживания в суровых условиях.

Современные коники представляют собой нечто среднее между дикими и домашними лошадьми. Они обладают серой (мышастой) мастью, темными ногами и темным ремнем на спине. У многих особей на ногах даже имеются зеброидные полосы, характерные и для лошади Пржевальского. Интересно то, что некоторые молодые особи коников очень напоминают лошадей Пржевальского, в том числе и окраской. Одним из нерешенных селекционерами вопросов в отношении восстановления внешнего облика тарпана остаются длинная и ниспадающая грива у коников.

Молодая 1,5-годовалая лошадь породы коник, по окрасу очень напоминающая лошадь Пржевальского

Одомашнивание

На вопросы, где, когда и кем были лошади одомашнены, однозначных ответов до сих пор нет. Основная проблема состоит в том, что на археологическом материале момент перехода от лошади-объекта охоты к лошади домашней поймать очень сложно. Так как лошади населяли обширную степную зону Евразии, то приручить их могли где угодно и даже, возможно, не в одном месте, и произошло это примерно 6 тыс. лет назад.

Большинство ученых признают наиболее вероятным местом одомашнивания черноморо-каспийские степи. Сейчас активно обсуждаются в качестве родины домашней лошади еще и степи современного северного Казахстана. Здесь на раскопках поселений ботайской культуры найдены артефакты, которые могут свидетельствовать о самых ранних попытках разведения и использования лошадей в хозяйственных целях.

Эти ботайские, уже якобы одомашненные лошади оказались генетически очень близкими к современным лошадям Пржевальского. На основании этого был сделан сенсационный вывод: лошадь Пржевальского — вновь одичавшая домашняя лошадь. Однако это открытие скорее является доказательством неудачной попытки одомашнивания этого вида диких лошадей.

Не подтвердились и гипотезы происхождения очень своеобразных пород — якутской и испанской соррайя — непосредственно от плейстоценовых диких лошадей. Наиболее вероятным предком всех домашних пород считают европейского тарпана. А разнообразные породы лошадей, которых сейчас в мире более 400, являются результатом целенаправленной секции.

Большой и очень интересной группой пород оказываются так называемые местные, или аборигенные. Это породы, которые выводились в отдельных географических районах под определенные нужды местного населения в течение многих столетий, и оказываются наилучшим образом приспособленными к конкретным климатическим условиям. Эти, как правило, небольшие, коренастые лошадки оказываются крайне неприхотливыми к кормам и содержанию и обладают крепким здоровьем.

Подавляющее большинство аборигенных пород круглогодично свободно выпасаются, то есть самостоятельно добывают себе пропитание на пастбищах. Но технический прогресс и здесь создает проблемы для существования верных спутников человека.

Вымирающие породы

Россия в начале ХХ века была одной из самых конных стран мира. Имея большое разнообразие природных условий, она имела и достаточное количество адаптированных к конкретным местностям пород лошадей. Однако время и технический прогресс вытеснили лошадь из большинства сфер повседневной жизни: 22% пород лошадей уже исчезли, а численность 29% пород или находится на нижнем пороге возможности сохранения, или их существование вообще ставится под сомнение.

С аборигенными породами связаны целые пласты истории и культуры регионов и народностей, в них проживающих. Исчезновение пород грозит утратой национальных традиций, национальной самоидентификации. Эту истину осознали по крайней мере в Башкирии, Туве, Бурятии, Якутии, где с коневодством непосредственно связано сохранение традиционного образа жизни.

Значительно хуже обстоят дела с мезенской породой, печорской, приобской, тавдинской и др. Это лошади в основном рабоче-пользовательского назначения. С широким внедрением в сельском и частных подсобных хозяйствах механизации потребность в лошадиной силе резко снизилась. Однако вместе с исчезновением из сел и деревень лошадей снижается занятость населения, теряются народные традиции и промыслы, возрастают социальные проблемы. Так может быть национальные породы и их сохранение — это и есть одна из «скреп» российского общества, не надуманная, а вполне реальная?

Целенаправленное одичание

Дикие лошади Европы. Часть первая

Несмотря на длительное совместное существование с человеком, лошади не утратили многих признаков своих диких предков. Они вполне в состоянии выжить самостоятельно в природе без поддержки человека. Помимо всего они оказываются чрезвычайно адаптивными к очень разным, порой экстремальным природным условиям.

Появление одичавших лошадей — чаще всего процесс случайный и стихийный. Лошадей «забывают» или бросают на произвол судьбы, или они убегают сами — вариантов много.

Самыми знаменитыми одичавшими лошадьми являются, пожалуй, американские мустанги. Но одичавшие лошади есть на всех континентах, за исключением, конечно, Антарктиды. Они освоили океанические побережья, северные пустоши, горы, пустыни (например, Намиб). Есть они и на территории России.

Немногочисленные группировки таких животных появляются в самых разных местах: на Кольском полуострове и в волгоградских степях, в Дагестане и Калмыкии, на островах в дельтах Дона и Волги, на Камчатке, Сахалине и Курильских островах. Но большинство из них довольно быстро исчезает — охотников пострелять везде много.

Великолепные адаптационные способности к разным природным условиям домашних лошадей аборигенных пород и одичавших лошадей получили неожиданное применение в новой области.

Сокращение сельского населения и сельскохозяйственных угодий, антропогенное разрушающее воздействие на природу приводит к образованию значительных по площади, но разрозненных (мозаичных) территорий нарушенных и обедненных сообществ. Это уже не поля, но еще не настоящие луга, степи или леса.

Для ускорения их восстановления не хватает ряда видов животных, и прежде всего копытных. Именно они способны съесть и вытоптать сорную растительность, обогатить почву удобрениями, запустив процессы заселения территорий разнообразными животными и растениями, возвращая их к естественному природному состоянию.

Но в силу мозаичности и небольших площадей отдельных участков использование для этих целей диких копытных часто затруднено, да и многие их виды уже вымерли или истреблены человеком. Вот тут-то вспомнили про домашних животных.

Дикие лошади Европы. Часть первая

Ревайлдинг (в буквальном переводе с английского — возвращение к дикому состоянию) — активно развиваемое ныне течение природовосстановительной технологии. В таких проектах используют аборигенные породы крупного рогатого скота и лошадей. Они неприхотливы к кормам и условиям обитания и могут замещать дикие виды.

При подборе пород стремятся использовать похожих по внешнему виду на дикие виды: туроподобный скот и тарпаноподобный польский коник — вот наиболее популярные. Ревайлдинг-парков уже достаточно много в Европе, в них можно почувствовать себя словно перенесенным во времени — в эпоху позднего плейстоцена.

Есть и еще одно направление ревайлдинга. Оно связано с сохранением более щадящего для природы традиционного землепользования, национальных традиций и культуры. И здесь опять главную роль играют местные, аборигенные породы скота и лошадей. Если учесть, что тенденции к применению органического сельского хозяйства, развитию сельского и экологического туризма в последнее время возрастают, то есть надежда на решение сразу нескольких проблем.

https://www.youtube.com/watch?v=fdSDw74Tjek

Ну и про возможность полюбоваться на стада если и не исходно диких, то вольных лошадей тоже не стоит забывать.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
4 лапы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector